Читайте нас также в жж



Архивы


Всего постов

4326
Фотографии животных

Алтай

Томск

Фотографии природы

Синай. Дахаб. Солнце, песок, секс, наркотики. Пост 3

03.07.2010

Вдоль морского побережья расположены и строятся шикарные гостиничные комплексы. Ни один шейх в своей жизни и не мечтал о таких дворцах. Дальше от города они сменяются на тростниковые деревни.
Тростниковую хижину можно снять за гроши, купаться в море, питаться комплексным обедом на циновках в такой же, но более просторной хижине.
У таких бунгал есть два огромных преимущества. Они расположены у моря, еда там дешевле, и главное к вам не пристают водители, лавочники с предложением поехать или купить что-то. А лавочники и таксисты на Синае не просто навязчивы, они очень навязчивы.

В один из таких тростниковых лагерей едут наши молодые спутницы. Тростниковая деревня расположена в стороне от небольшого местного городка и водитель не зная толком дороги провозит нас по городу. Чем-то похож на новосибирский Искитим – посёлок городского типа, среднеазиатские трущобы. Трёх, двух этажные серые здания, с двумя подъездами, трубы бегущие по стене зданий под окнами первого этажа. Ослик привязанный к этим трубам, словно брошенный и забытый велосипед. по улицам изредка проходят бедуинские женщины, в чёрных одеждах, с укутанным лицом.
На выезде из города остановка. Разношёрстная толпа, среди них пожилой, низкорослый человек в военной форме со скучающим лицом. Клерк клерком и наверняка им и является. Нас теперь четверо в машине и в нашем с Нетой распоряжении целое сидение. Пока я любусь окрестностями, и прислушиваюсь к разговору на заднем сидении, у меня под ухом раздаётся тихое посапывание. Нета проспала всю дорогу до Dahab т дорогу обратно. А за стеклом тем временем проносилась пустыня с её медно-жёлтыми горами, сухими деревьями и столбами высоковольтных линий.
Мы въезжаем в Dahab. Издалека видна лишь мечеть, возвышающаяся над одноэтажными домиками серого цвета с патио. Дорога засыпана песком, и только узкая полоса, по которой проезжают машины, выделяется на коричневом море песка. На въезде в город нас ждёт ещё один КПП. Вид египетских солдат в тёплых свитераз поверх одежды и с калашниками на шее вбивает меня в жар. На мне одета лишь майка и всё равно мне, привыкшему к зною сибирского лета и палящему солнцу Беер-Шевы, жарко.
Пересекаем настоящий Дааб и въезжаем в туристический район – несколько улиц с магазинами, ресторанами и постоялыми дворами.
Всё для туриста, всё во имя его.
Проснувшаяся Нета хотела, чтобы таксист высадил нас возле постоялого двора – “Caravan-Camp”
того самого, который рекомендовал нам Дреер, но водитель сделав обиженной лицо высадил нас прямо на перекрёстке двух улочек и, как только мы расплатились, уехал. Уложив рюкзак на землю, я поднял голову и тут же пожалел, что ношение холодного оружия отменено. К нам неслась ватага местных жителей, явно вызывающего вида. Будут грабить, – решил я.
Мои догадки были близки к истине.
– Такси! Такси! Вы едете в Таба?
– Вы ищете гостиницу? Место, где остановиться?
– У нас замечательные комнаты, ресторан.
Чтобы вы поняли, всё это говорится на английском и иврите. Аборигены просекают вмиг, что вы с Израиля.
– Пошли, не разговаривай с ними, потом не отобъёшся, одёргиваю я Нету.

Я с тобой больше не поеду, – огрызается она, – ты социофоб.
– Хочешь общаться, общайся, только кошелёк держи.
– Вы израильтяне? – два парня со знанием дела пытаются заполучить нас в гостиницу, – ищите место, где остановиться?
– Нет, нам надо в “Caravan-Camp”
– А-а-а. Это как раз напротив нас, вон там их старое здание, а вот новое.
Слева от нас в просветах между домами мелькает море, а справа мы видим двор, окруженный белой стеной, расписанной верблюдами и фанерную вывеску над всей этой роскошью: “Caravan-Camp”, рядом со въездом во двор-магазин и на его крыльце сидит скучающий синаец.
– Вы ищите гостиницу?
– Мы ищем именно Нора , а ты…
– Наш знакомый был здесь и рекомендовал это место
– А, так он друг, а вы его друзья, как друзьям мы вам сделаем скидку.
– Нета, мы сначала проверим, правда?
– Да, да, – отмахнулась от меня Нета.
С пыльной улицы мы заходим во двор “Caravan-Camp”. В лицо веет влажный воздух. Во дворе разбит  небольшой садик – несколько деревьев. А за большим бетонным строением, на заднем дворе, можно увидеть, если хорошо присмотреться, небольшую беседку, посреди зелёной лужайки и деревья, садиак, который нельзя увидеть с улицы.
– Нам нужно что-нибудь дешевое.
– Хорошо, сначала посмотрим всё. У нас есть комнаты с туалетом, душем, две кровати – 10 фунтов в день за место.
– А дешевле есть?
– Без душа и туалета, две кровати – 4 фунта в день за кровать. Душ и туалет у нас есть во дворе, быстро добавил он.
Заходите, посмотрите. Всё чистое.
– А комнаты без душа, без туалета и одна кровать у вас есть, – спросил я?
– Иди ты, – ухмыляется Нета.
– Нет, нету, – лёгкая тень улыбки пробегает по его лицу. Но у нас всё достаточно дёшего. Все комнаты запираются на замки.
В комнате стояли две кровати, зеркало с обсыпавшейся амальгамой. Дверь была выкрашена в синий цвет. Когда-то. Но краска давно полопалась на солнце. Над дверью забитое слуховое оконце.

– Будем экономить деньги на этом, решает Нета. Зачем нам комната с душем и туалетом, мы всего три дня здесь будем.
– Нор! Мы берём эту.
– Прекрасно. Мухаммед! Запиши их.
Чёрный от солнца синайский мальчик взял коричневыми пальцами наши паспорта, зашёл за стойку в воротах, записал нас в регистрационную книгу и выдал нам ключ. Мы закрыли дверь в комнату и остались одни. Нета расположилась на одной из кроватей. Кровать же, что досталась мне явно рассыпалась.
– Нетка, на ней невозможно спать! Смотри она рассыпается. Кажется я буду спать с тобой.
– Я не пущу тебя к себе, ты невозможен. Будешь спать один.
– Тогда меняемся кроватями.
– Нета сидела на кровати и обняв её я почувствовал жар её тела, казалось, что оно захватило жар зной пустыни снаружи не хотело выпускать.
– Так где же я сплю?
– М-м-м. Возможно и здесь, на этой кровати. Но я на той, – добавила эта маленькая вредина.
– Пошли, покушаем, предложил я.
Оба мы были голодные до чёртиков.

Горчичные цвета пустыни поблёкли в розовых лучах заката. Развалившаяся арка мечети (или недостроенная), стояла точно напротив выхода из нашего караван-сарая. Солнце поиграв бликами на глади воды, вливалось своими оранжевыми лучами в эту арку и выплёскивалось на улицу.

Ясно-понятно, что ни в какой ресторан мы сразу не пошли, а попёрлись по магазинам. Пройдя сто метров по улице, мы наткнулись на хулиганистого вида мужичка. Изъясняясь на ломаном английском, он пытался заманить нас в свой магазин.
– Заходите ко мне, я покажу вам настоящие египетские масла. Вы не найдёте больше нигде настоящего неразбавленного масла.
Повернувшись туда, куда он показывал, мы увидели яркую, освещённую лампами дневного света витрину, заставленную витыми, разноцветными амфорами для масла, начиная от совсем маленьких и кончая большими графинами, в глубине магазина стояли большие литровые банки с притёртыми крышками, белыми, неровными этикетками и жёлтой или коричневой консистенцией внутри.
– Мы зайдём к тебе в другой день. Хорошо?

Вдоль витрин – множества лавок с маслами, разноцветной одеждой, посудой, мимо таксистов кричащих: Такси, такси, куда вам нужно, мимо побережья Красного моря, усыпанного ресторанчиками с переливающимися огнями лампад и гирлянд, отражающихся в неспокойной воде, мы шли и выбирали ресторан. В каждом из них играла музыка и Нета ориентировалась на неё.
– Здесь мне не нравится, это невозможно слушать.
– Может вот там?
– Транс? Фи, это ужасная музыка.
Наконец мы нашли ресторанчик с подходящей музыкой, правда через некоторое время её сменили.
Прислушиваясь к звукам “Стены”, мы заказали ужин, кофе и кальян нам дали за символическую плату в добавок к ужину.

Запах жареных кофейных зерён дразнил ноздри, а от крепкого яблочного табака саднило гортань. Кальян, как и трубка требует внимания. Процесс раскуривания и поддерживания горения угля требует внимания и весьма специфичен.
Официант несколько раз подходил к нашему столу, пока его интерес поговорить не перевесил и он не остался возле нас на подушках.
Как я и подозревал этот молодой парень оказался не бедуин, а египетский студент, приехавший на заработки из Каира.

==
vasilisa_dh
Jul. 13th, 2010 07:29 pm (UTC)
А как назывался ресторанчик, если не секрет?)
Link | Reply | Thread
_steppenwolf
Jul. 13th, 2010 07:33 pm (UTC)
я счас не помню.
дальше записи разберу, может записано
Link | Reply | Parent | Thread
_steppenwolf
Jul. 14th, 2010 12:25 pm (UTC)
В записях только это.
Не знаю, это оно или нет
Enzar – disco набережная
Frenz-coffee shop – ресторан
Link | Reply | Parent | Thread
vasilisa_dh
Jul. 14th, 2010 12:28 pm (UTC)
Спасибо.
Не помню такого ресторана…

  • Добавить в livejournalLivejournal

Comments

comments

РЕПОРТАЖИ // СТАТЬИ // НОВОСТИ
Рецензии к фильмам
Культура
Статьи, аналитика, обзоры, репортажи
Хватит кормить Москву!
Монстрации в Новосибирске
Исторические фотографии - архивы - Новосибирск
Круглые столы